Вернуться к Емельян Пугачев

О пьянстве в войске Пугачева

Противники восстания обвиняли Пугачева и его сообщников в «безмерном» пьянстве. Стоит отметить, что еще в июне 1772 года усмиритель Яицкого мятежа генерал Фрейман, характеризуя местных казаков, между прочим отмечал: «...они все по дешевизне у них вина пьяницы, не исключая и женский пол». О пьянстве в пугачевском войске рассказывали на следствии и сами повстанцы. Так, например, один из них, пьяница Михаил Голев, уверял следователей, что не ушел из пугачевской «толпы» «большей частью для того, что в оной вина пить запрещаемо ни от кого не было и за пьянство никого в толпе не бивали», по каковой причине Голев «редко в сей толпе и просыпался».

Однако не следует думать, что в войске «Петра Федоровича» служили лишь пьяницы и что для всех повстанцев пьянство было, так сказать, нормой обыденного существования. Именно пристрастие к спиртному не позволило упомянутому Голеву сделать карьеру в пугачевском войске. Как сам Михаил поведал на следствии, он с разрешения самозванца начал было собирать полк, но «по пьянству своему» собрал лишь «мужиков и то с шестами, человек до ста, да и те, видя его всегда пьянова, от него отставали». Затем Голев был отправлен Пугачевым в отряд атамана Ивана Белобородова, но пробыл там лишь несколько дней, после чего, опять-таки за пьянство, отослан обратно. Это неудивительно — Белобородов был противником «жадных к богомерскому пьянству». Кстати, по словам одного из бунтовщиков, Белобородов именно благодаря «трезвости», а также «кроткому нраву» «приобретал доверие» подчиненных. К сказанному можно также добавить, что порой повстанческие руководители, в том числе и сам Пугачев, пытались (правда, не всегда успешно) обуздать пьянство в своем войске. Например, один из бунтовщиков, «горный писчик Верхоланцев», вспоминал: «В городе Камышине распустили тюрьму и разбили винный подвал. До 600 бочек пролили; пить не давали. Арестанты черпали пролитое вино ушатами, шляпами, пили нападкой и в пьяном разгуле дебошировали по городу».

А был ли сам Емельян Пугачев любителем хмельного? Его сподвижники на допросах говорили, что Пугачев не просто выпивал, но порой напивался допьяна. Об этом, например, говорил Максим Шигаев. Однако, по всей видимости, случалось это нечасто. По свидетельству Максима Горшкова, «самозванец от излишняго питья воздерживался и употреблял редко». Первая жена Пугачева, Софья, также говорит о нем как о человеке «состояния трезвого». В пользу того, что Емельян Иванович не был «алчен к пьянству», может свидетельствовать рассказ крестьянина Василия Попова, конвоировавшего Пугачева из Малыковки в Симбирск в декабре 1772 года: «злодей» послал охранника за вином, но «выпил одну чарку, а достальное отдал нам». Будь Пугачев беспробудным пьяницей, он уж точно не ограничился бы одной чаркой и не отдал бы остальное спиртное конвоирам. В смысле умеренности в выпивке «Петр Федорович» отличался не только от многих своих сторонников, но и от «предшественника» Степана Разина, который, по свидетельству современников, пил «безобразно». 



ремонт блоков абс